16:35 

Т23-33 Ичиго/Ренджи приходить по ночам, касаться осторожно лица "Ты только не забывай"

500 слов. Ровно.

"Вот оно всё как вышло… Кто б знал…
Хотя, - если бы он знал, или я знал, - будто мы бы сделали что-то по-другому? Нет, конечно! Нет. Но…"

Ренджи замирает на миг, прислушиваясь. Привычка, скорее: здесь никто не увидит и не услышит его. Легкие шаги шинигами – как неслышная поступь самой смерти.
Вот этот дом. Сколько всего произошло здесь… сколько всего такого, что помогло ему лучше понять людей… и Рукию, которая сама чуть не стала человеком.
Да, теперь он ее понимал. Люди тоже могут быть бесстрашными, и верными, и… тоже ведь могут стать шинигами. Не все при жизни, как этот рыжий безумец, но…
Ичиго. У тебя даже не будет выбора! С твоей-то духовной силой… и – твоим упрямством.
- Сам такой! – наверняка сказал бы Ичиго.
А то! Конечно! – и губы Ренджи сами собой начинают расплываться в улыбке.
Такой же. Упрямый безумец. Поэтому он здесь. Поэтому – хотя получит потом очередную головомойку от Кучики, и с укором будет смотреть Рукия… но это то, с чем можно смириться.
А здесь – то, с чем смириться нельзя.

Он привычно оказывается на подоконнике… а потом и в комнате.
Стопка книг на полу, тетради на столе… Ичиго учится – Ичиго живет свою человеческую жизнь. Ичиго пытается принять правила игры… с переменным успехом: откуда иначе здесь книга по холодному оружию – и сборник «Хиакунин исю» - «Из ста поэтов по песне»…
«Куросссаки… пррридууурок!..» - беззвучно шепчет Ренджи… ласково почти…

Он подходит совсем близко. Это лицо, эти жесткие губы, эти упрямо сведенные брови. Даже во сне он не меняется!.. Может, не изменится и в смерти?

«Ты только не забывай… Ничего не забывай! Кто ты есть, и что с тобой было… Я подожду… Много ли – лет 50… да хоть и сто – хотя куда уж тебе, ты ж вечно лезешь на рожон, так что, думаю, и 50ти не понадобится… Ты только помни… А если и забудешь – ерунда, я всё равно найду тебя там… Кто, как не я – я этот хренов Руконгай как свои пять пальцев знаю… И уж тогда… Тогда ты никуда уже не денешься! От меня… от всех нас… Найду, за шкирку вытащу откуда угодно! Из любого района… А я тогда, может быть, буду уже капитаном – делов-то…»

Руки почему-то сжимаются в кулаки. Да, оно немного для шинигами – подождать 50 лет. Но… но почему же так тяжело сейчас?..

Ренджи наклоняется над спящим. Протягивает руку – пальцы немного дрожат. Проводит осторожно по лбу… щеке… губам… Он так и не коснулся этих губ своими – то не до того было, то не решался… А сейчас… сейчас это было бы… как-то нечестно!
А Куросаки ворочается во сне… и вдруг, совершенно ясно, произносит:
- Ренджи… придурок!!!
Абараи подпрыгивает от неожиданности… отшатывается… а потом начинает беззвучно смеяться. Прямо от сердца отлегло!

Ты только не забывай, Куросаки… Ничего не забывай… Хотя – хрен ты что-нибудь забудешь! А я уж – дождусь… я умею ждать. И тогда уж мы поговорим. Обо всём. На равных.
Ты только не торопись. А то, глядишь, «Хиакунин исю» дочитать не успеешь… Хотя... у Кучики-тайчо в библиотеке тогда возьмешь!

Ренджи улыбается. Пусть все не так хорошо, как хочется... но не так уж и плохо!

URL комментария

16:31 

Т23-33 Ичиго/Ренджи приходить по ночам, касаться осторожно лица "Ты только не забывай"

186 слов

«Ты только не забывай…»
Ночной воздух – сырой и холодный – в лицо, и шунпо, и темные подворотни, чтобы никто не заметил…
«Ты только не забывай…»
Урахара со своим веером, тьма прохода между мирами, а после – не менее темное, беззвездное городское небо над головой…
«Ты только не забывай…»
Бегом по улицам, по неизменному маршруту – быстрее и быстрее, и сердце стучит кузнечным молотом, стонет: «Притормози, мне больно!» - а ноги несут вперед…
«Ты только не забывай…»
Окно так привычно не запертое, смутные очертания мебели в темноте, сбившееся, частично сброшенное на пол одеяло и знакомый силуэт. Ичиго спит, разметавшись по постели, черты лица кривятся, словно ему снится что-то неприятное…
А раньше все было не так.
Раньше, когда они засыпали вместе, одеяло вообще было ни к чему, и им вполне хватало одноместной постели, и сны мальчишке снились хорошие – даже складка между бровями разглаживалась. Ренджи видел, Ренджи наблюдал. Теперь она, кажется, не исчезает вовсе.
Он не удержался – дотронулся губами до этой складки, провел пальцами по щеке Ичиго, осторожно, стараясь не разбудить, и наплевать, что ни один из них прикосновения не почувствует.
А после – снова через окно на улицу и медленно брести обратно, размышляя…

URL комментария

02:11 

T29-37 Гриммджо/Ичиго. Оставить на День Рождения Куросаки в качестве подарка какую-нибудь простенькую вещь с подколом ,и исчезнуть на весь день. Вернуться под вечер, когда все разойдутся, чтобы поздравить по-настоящему.

467.

Когда с утра ему на голову свалился пакет, Куросаки немного опешил.
- У тебя же день рожденья, нэ? – Джагерджак, живший с ним в одной квартире приподнял бровь, не выражая вообще никаких эмоций по этому поводу.
- Д-да, - удивленно отозвался Ичиго.
По правде говоря, он не ожидал, что Гриммджо вообще об этом вспомнит. Тем не менее, оказалось, тот не забыл.
- Я на работу, - Джагерджак накинул пиджак и прошел в прихожую, - ты тоже вставай, в универ опоздаешь. Будить тебя второй раз будет некому.
Куросаки лишь фыркнул. После того, как входная дверь с грохотом захлопнулась, Ичиго заглянул в пакет. Теперь он мог точно сказать, что Джагерджак ничего не смыслит в подарках. Ну, на кой ему, парню, плюшевая игрушка в виде клубники?! Ладно бы еще он девчонкой был...
Куросаки осуждающе покачал головой и принялся одеваться. Все-таки будить его во второй раз действительно будет некому.

Ему целый день названивали друзья и знакомые. Но первым, конечно, если не считать Джагерджака, поздравил отец, а потом сестры. Они обещали зайти вечером и отдать подарки. Даже Абарай с Рукией умудрились вырваться из сообщества, ради того, чтобы его поздравить. Вечером они заседали все вместе дружной компанией, не было только Джагерджака, непонятно где бродившего. Отец подарил ноутбук, в котором Ичиго уже давно нуждался. Сестры запонки и мяч. Абарай презентовал бандану, черную, с черепами, дизайнерскую штучку. Рукия презентовала перчатки, белые, без пальцев, очень похожие на те, которые носил Бьякуя, но все же несколько другие. Исида естественно презентовал костюм, ручной работы, но стоит признать, без символа квинси его работа выглядела и вправду здорово. Чад презентовал новенькую гитару. Иноуэ и Тацки презентовали кимоно для карате, при этом Тацки напомнила ему, чтоб не забывал посещать клуб. Кейго в этот раз выделился, подарил набор метательных ножей. А Мидзуиро преподнес часы, слишком дорогие как для студента. Празднование длилось до ночи. А Куросаки, хоть и притворялся радостным весь вечер, весь издергался, не представляя, какого черта Гриммджо так задерживается. Работа Джагерджака заканчивалась в десять, а сейчас на часах уже был час.

Куросаки умудрился задремать даже на неразложенном диване. Джагерджак лишь хмыкнул, оценив включенный свет и раскрытую книгу на столе.
-Эй, Куросаки, - Гриммджо легонько потряс его за плечо, но этого хватило, чтобы Ичиго проснулся. – Пошли.
- Куда? – сонно поинтересовался Куросаки, автоматически следуя за ним.
Ичиго удивился уже в тот момент, когда они стали спускаться по лестнице. Еще больше, когда Гриммджо перед выходом из подъезда приказал ему закрыть глаза. Но наибольшим шоком стал новенький блестящий черный мотоцикл. Диагонально байк пересекали две полоски: белая и голубая.
- Гриммджо...
Джагерджак лишь усмехнулся и протянул ему ключи. Можно было не спрашивать понравился ли Куросаки подарок. Тот явно оценил его по достоинству. Ключи именинник конфисковал и с безумно радостной улыбкой направился к своему настоящему подарку. И пусть Гриммджо теперь не увидит Куросаки до самого утра, но благодарность Ичиго это окупит. Джагерджак был в этом уверен.

URL комментария

02:08 

T29-49 Сенбонзакура/Соде но Шираюки, "К сожалению, лепестки сакуры не перенесут мороза"

Самое прекрасное время это момент цветения сакуры. Тысячи розовых лепестков разлетаются по всюду. И это очень красиво.
Все жители Сейрэйтея собрались вместе, чтобы отпраздновать это. По всему обществу душ разносились радостные возгласы. Но в одном месте все же было тихо. В особняке Кучики стояла тишина. Бьякуя не любил сборища, поэтому запретил приближаться к своему дому.
Однако в саду Кучики все же стояли две фигуры. Возле небольшого дерева стояла Соде но Шираюки и внимательно наблюдала за цветением сакуры. Не далеко от нее находился Сенбонзакура и о чем то напряженно размышляет. Изредка бросая взгляд то на сакуру то на Соде но Шираюки.
- Жаль сакура не цветет зимой, – тихо произнес Сенбанзакура.
Соде но Шираюки грустно улыбнулась и вытянула руку, что бы поймать один из розовых лепестков. Как только он упал на подставленную ладонь, то сразу покрывается инеем и рассыпался.
- К сожалению, лепестки сакуры не перенесут мороза, - прошептала Соде но Шираюки.

URL комментария

02:01 

T29-54 Шухей/Кира "-Ты снова здесь. -Только тут я могу спрятаться от всего мира."

100 слов

Хисаги не удивляется, застав Киру в своей комнате. Тот сидит на расстеленном футоне, и внимание его сосредоточено на собственных пальцах и алой веревочке между ними.
- Ты снова здесь, - Шухей опускается рядом, смотрит на хитрые переплетения узлов в тонких руках.
Изуру молчит с минуту, затем поднимает на друга взгляд, и "кошачья колыбель" соскальзывает с пальцев.
- Только тут я могу спрятаться от всего мира, - узкие ладони робко касаются груди Шухея, а в глазах плещется отчаянная жажда тепла.
Хисаги прекрасно понимает, от чего именно бежит Изуру, и клянется себе, что сделает все, чтобы жаркими ночами тот шептал его имя.

URL комментария

02:00 

T29-72 Ичиго, его Пустой, Зангецу. Обнаружить "новенького" в своём внутреннем мире. "Та-ак. И какие же ещё тараканы у меня водятся, Зангецу?"

241 слова

Во внутреннем мире ничего почти не изменилось. Тот же поворот на 90 градусов, меланхолично созерцающий всё Зангецу, полирующий меч Пустой с крайне подозрительно довольной усмешкой и распластавшийся на стеклах небоскребов Ичиго. Новым был только один персонаж - маленький рыжий паренёк, стыдливо кутающийся в белый плащик.
Ичиго в ступоре взглянул на юнца, который сидел немного поотдаль. Он был копия самого хозяина повёрнутого мира. Вот только лет эдак на 10 младше. Такая себе сопля.
Подувший ветер донёс до Куросаки меланхоличное бурчание Пустого:
- .Вжих-вжих-вжих -кто на новенького?! Вжих-вжих-вжих, уноси готовенького... - и всё это сопровождалось свистом ткани по металлу.
- Та-ак. И какие же ещё тараканы у меня водятся, Зангецу?
- Тараканов мы давно съели, идиот... - отвечает вместо него бледнолицый брат двойник. - А этот хрен малолетний, королевская твоя задница, прятался в развалинах на сааамой окраине.
- Я не пфталфя! - шепелявит маленький рыжий, который подозрительно напоминает ему самого себя в семилетнем возрасте. - Я там фил!
- Не *бёт! - отмахивается беловолосый. - Тут живём мы...а тебя постигнет участь тараканов...
Прежде, чем Зангетсу успевает произнести свою содержательную речь в нескольких словах, мелкий вылетает из своего плаща с капюшоном (кстати говоря, костюм его почти повторяет подчинение Куросаки) и умело и красиво "вправляет мозги" королевскому коню. Сам Король в шоке.
- Бог любит троицу... И опять я жертва фразеологизмов... - закатив глаза, Ичиго предпочёл удалиться из внутреннего мира. Утром у него снова будет болеть голова от того, какой разгром там устроят его сожители.

URL комментария

01:56 

T29-73 Гин/Кира Найти заснувшего лейтенанта над отчетами.

149 слов

- И~зу~ру! - голос капитана приторной патокой проникает даже сквозь толщу самого крепкого сна. - Аканна~... Опять уснул за отчётами? Ну что с тобой делать будешь?..
Кире хочется вздёрнуть голову, возмущённо посмотреть на капитана, заявив, что "как можно, тайчо, на рабочем месте? Да ни в одном глазу!"
Но сил на это нет и он только проваливается ещё глубже в туманное марево сновидений, уже не чувствуя, как тонкие, но всё же сильные руки капитана переносят его на софу в капитанской комнате отдыха.
- Ну вот, а я хотел тебя позвать на праздник фейерверков, а то совсем заработался, мне даже стыдно уже. - укоризненный взгляд на лейтенанта, только шевельнувшего губами во сне.
Гин насмешливо отводит в сторону его чёлку, вспоминает, что недавно нашёл у себя дома старый парик как раз такого вот цвета, и срывается с места, чтобы всего через полчаса предъявить Айзену свою "девушку", смущённо закрывающую лицо широкими рукавами юкаты.

URL комментария

01:54 

T29-78 Айзен, Шинджи, Ичиго. "- Я знал о тебе с момента твоего рождения. - Э-эй, Соуске, это моя фраза!"

377 слов

Пафосная речь Айзена лилась бурлила и пенилась, подобно реке, поднималась и просачивалась в сознание, подобно дыму воскурений редчайших трав, опутывал, лишая самой надежды на спасение, подобно нитям тончайшей шёлковой паутины, прибережённой хозяином для избранной жертвы.
- Куроскаи Ичиго... Всё, что ты делал до этого момента, шло, согласно моей воле. - фирменный покровительственный взгляд и пальцы, на которых медленно истаивают следы знакомой, чёрно-красной, рейацу.
Ичиго нервничает, психует, пытается понять и от понимания своей роли во всей этой пьесе постепенно наполняется презрением к себе, к своей недальновидности: давно ведь стоило заподозрить неладное. В то время, как остальные участники боевых действий, даже условно живые, болтаются неизвестно где, не спеша на помощь к одинокому герою.
Прежде чем этот самый герой успевает подумать,(интересно, кстати, он вообще умеет?) с губ срывается:
- Ответь, когда ты поверил в меня? - мальчишке надо знать, почему. С каких пор он стал марионеткой.
Но Айзен не был бы Владыкой Лас Ночес, если бы отказал себе в удовольствии помариновать глупого ребёнка. И вот, после серии презрительных гримас и уточнение местоположения рыжего в рейтинге малолетних гениев(первое с конца), наконец его заветное признание достигает старательно расправленных ушей:
- Я знал о тебе с момента твоего рождения. - Ичиго выпадает в осадок, пытаясь осмыслить перевёрнутое этой фразой мировоззрение, а Гин, ради этого случая свистнувший где-то видеокамеру, деловито ловит лицо временного шинигами крупным планом.
И именно на этой радостной ноте прерывает диалог довольно противный, для Айзена, кстати, - вдвойне, пронизанный тягучей ленью голос:
- Э-эй, Соуске, это моя фраза! Я имею полное право подать на тебя в суд за плагиат. - мигом сориентировавшийся Гин оперативно переводит камеру на кислую рожу Владыки, пока Ичиго приходит в себя от сего грандиозного заявления.
Великая битва плавно превращается в пикировку бывших капитанов, о т которой оба, как ни странно получают своё, слегка извращённое удовольствие.
Кеораку с малость подлатанными лейтенантами и вайзардми распивает сакэ. Шухей спёр бутыолку и ищет Киру, чтобы не пить в одиночестве. Рангику ищет Гина. Гин снимает, старательно заныкавшись от Ран-чан. Ичиго заучивает новые выражения и смутно надеется, что "битва" закончится без его непосредственного участия. А Ишшин, шестой час маскирующийся на соседней крыше, тихо проклинает"белобрысое трепло", "долбанутого Хогеоку параноика с манией величия, застрявшей в ...кгхм" и своего бестолкового отпрыска, который так и не сподобился поинтересоваться у Айзена: "А почему у тебя такие большие уши?".

URL комментария

01:53 

Т23-04 Бьякуя/кто-угодно. Бредить из-за высокой температуры

231. Автор шипперит БьякуРены, так что сами понимаете)))

- Да… Если… А потом… - черные пряди слиплись от пота, голова мотнулась по подушке, и тело согнулось от разрывающего легкие кашля.
Ренджи дернулся, подхватил капитана за плечи и прижал к себе. Так Кучики становилось легче. Абарай заметил это на 2-ой день кошмара. Сейчас уже 4-ый, и Унохана только печально качает головой, не зная, сколько это ещё продлится. В её практике не было случая, чтобы простуда, подхваченная в гигае, так сильно отражалась на духовной сущности шинигами. И почему Бьякуя?! Ренджи прижал к себе совсем обессиленного приступом капитана ещё сильнее и закрыл глаза. Да, он уже давно мечтал о том, чтобы быть вот так близко и чувствовать тепло человека, которого любит. Но тепло, а не жар! Какая же жестокая насмешка судьбы.
- Ренджи…- голос почти не слышен, и сначала лейтенант 6-го отряда не понимает, кто говорит - теплый…такой теплый… Не отпускай. Никогда. Мне так холодно…Прошу…не отпускай.
Сердце Ренджи пропускает удар за ударом, но это дает почувствовать, как бьется сердце напротив. Тихо, надрывно, но нет ничего важнее этого биения.
- Не отпущу. Никогда. – Ренджи целует черноволосую макушку и вслушивается в затихающий шепот. Слов разобрать уже невозможно, но это не имеет значения. Абарай услышал и запомнил. И теперь не сомневался, что Бьякуя поправится. Уйдет не только жар тела, но и холод души. Обязательно. Ведь он, Ренджи, всегда будет рядом.
- Люблю.- Сказать это оказалось очень легко, а повторить – ещё проще. Снова и снова. – Люблю…

URL комментария

01:50 

Т23-01 Маюри|Комамура, вспоминать молодость в Готее. "А пока Урахары не было, мы с голоду в колбах варили сосиски"

333 слова.

Тихое гудение привычно расползалось по углам лаборатории. На потолке, освещаемом работающими мониторами, танцевали тени - бегающие линии на экране калейдоскопом оббегали полумрак помещения. Было неожиданно уютно.

За низким столиком сидели два, гм, существа, назвать их людьми стороннему наблюдателю, которых, впрочем, не было, в голову бы не пришло. А капитана Маюри и капитана Комамуру, а это были именно они, их несколько неординарный внешний вид нисколько не смущал. Их в этот момент вообще мало что смущало...

- А с Тоусеном мы еще и с крыш на головы прохожим плевали - кто чаще попадет. Даром что слепой - выигрывал постоянно! И когда мы чистили яблоневые сады, он на стреме стоял. И мимо - ни одна мышь ни разу не проскользнула... А потом мы в шинигами пошли, он занудой еще тем стал. А раньше и блох мне помогал вычесывать. Хоть какая-то польза была... Пррредатель. - и пиалочка с саке в очередной раз опрокинулась в луженую глотку Сайджина.

- Это что! А я, еще при Киске, Унохане в валерьянку спирт подлил, медицинский. Она ее потом Ямамото накапала. Хорошо горело, кто ж знал, что он пить совсем не умеет... И вообще, не говори, весело тогда было, особенно пока я капитаном не стал. Только финансировали нас не очень. Все на опыты, на материалы, а кормить не кормили... Приходилось идти на крайние меры - пока Урахары не было, мы с голоду в колбах варили сосиски. У меня одна из них до сих пор осталась. В ней спать удобно. Уютно так, как в старые добрые времена. Я и дочь в ней потом вырастил. Вон, кстати, она на полке стоит - семейная реликвия рода Куротсучи. А за шампунем от блох ты еще приходи. Мне не жалко. Я бы тебе от них и ошейник подарил, так ты же носить не будешь...

Неслышной тенью иногда появлялась молчаливая Нему, приносила новые кувшинчики саке, уносила пустую посуду. И иногда позволяла себе улыбнуться уголком глаз. Завтра капитан будет другим. Снова выбросит из головы лирику и сосредоточится на исследованиях. Но сегодня ему хорошо. И ей почему-то тоже было спокойно.

URL комментария

23:35 

T29-01 Ичиго/Гриммджо. Увидеть ночью на улице. "Я тебя ждал"

238

Ичиго не хотел выходить сегодня на улицу, знал, что это ни к чему не приведет, но свои страхи он привык встречать лицом к лицу, и этот день не должен был стать исключением.
Снаружи было темно, и только белые снежинки, укрывающие землю мягким покровом, освещали его путь. Почему именно сейчас? Хотя даже через 20 лет все равно бы ничего не изменилось.
Высокая фигура у ворот парка. Черные, специально выкрашенные в обычный для «человека» цвет, волосы, ярко-синие глаза и презрительная улыбка.
- Привет. Я тебя ждал. Что-то ты долго.
Горечь мерзким привкусом оседает во рту, и Ичиго в притворном ужасе прикладывает руку к сердцу:
- Не может быть! Минут 20? Непростительно!
Юноша понимает, что несет бред, но предчувствие этой встречи с самого утра разрывало его кое-как обретенное спокойствие на кусочки. Только истерик ему не хватало. Сдвинув брови и чуть искривив губы в подобии усмешки существа напротив, Куросаки произнес то, что собирался.
- Я тоже тебя ждал. Два года.
- Соскучился?
- Нет.
Сейчас врать легко, не то что после внезапного исчезновения Джаггерджака. Впрочем, Гриммджо ему все равно не верит. Это видно по довольной улыбке, по расслабленной позе, ласкающему взгляду… Ублюдок. Преодолев последние шаги, разделяющие их, Ичиго уверенно касается своими губами его, просто чтобы проверить… Он сам не знает что. Сильные руки притягивают его ближе, и юноша на секунду застыв, расслабляется. Он не простит арранкара, ничего не изменится, но хотя бы еще чуть-чуть… Он слишком долго ждал тепла посреди зимы.

URL комментария

23:34 

T29-01 Ичиго/Гриммджо. Увидеть ночью на улице. "Я тебя ждал"

67 слов, да.

- Эй, полуночник! – сонно позвал Ичиго, стоя у окна с бутылкой сока, растрепанный и полуголый, - ты чего тут делаешь?
- Я тебя ждал, - немедленно отозвался Джаггерджак и подошел ближе.
- Что-то ты больно тихий, - прищурился Куросаки, - ты же обычно не церемонишься. Стоишь у меня под окнами, как… Чую подвох, короче.
- Я сейчас громкий и бесцеремонный буду. И ты тоже. Открывай давай, умник.

URL комментария

22:45 

Т14-48 Исида Урью / Маюри. Терпеть боль, любить но бояться признаться.

94 слов

Я наблюдаю, как лезвие скальпеля проходит через слои кожи, мышц, дробит тонкие кости кисти и выходит с противоположной стороны. Больно. Но не достаточно.
Мне нужно больше, сильнее, больнее. Чтобы заглушить то, другое.
Где-то были реактивы. Если налить их в рану – будет больно. Больнее, чем просто скальпелем. Да. Но всё равно! Это – не то… Тебя могут принести, подготовленным для исследований, напичканным наркотиками. Но сам ты никогда не придёшь ко мне.
Гордый Квинси… Что? Что мне сделать, что бы забыть, что ты никогда моим не будешь?! Какой реагент взять? Быть может, цианистый калий или серную кислоту?

URL комментария

22:40 

Т14-61 Айзен/Хирако "Имей уважение, прекрати звать владыку п..п.." "Пуся, заткнись, я футбол пытаюсь посмотреть"

54

-Имей уважение, прекрати звать владыку п... п...-пухлые губы Айзена сжимаются в линию, и он устало прикрывает веки, зная, что собеседник не послушается. Но это было данью.
-Пуся, заткнись, я футбол пытаюсь посмотреть,-пыхтящий вайзард все еще старался настроить телевизор. Он все еще надеялся поймать спортивный канал. В Уэко. В пустыне.
Абсурд. Как и он сам

URL комментария

22:36 

Т14-45 Кубо Тайто | пейринги. "Каждой твари по паре..."

100 слов
Каждой твари по паре, каждой тваре по паре, - бубнил мангака, размышляя о дальнейших сюжетных поворотах "Блича". Эта заповедь была обязательной для успешной манги, но именно из-за своей избитости она и не нравилась Тайто. - О, придумал! Каждой паре по твари! Итак, кто нас там есть? Зангетсу/Ичиго? ХоллоуИчиго. Ичиго/Рукия - Кон. Айзен/Гин - Хинамори. Гин/Рангику... - мангака задумчиво почесал ручкой затылок, - Кира! А Гин/Кира - Рангику. Час спустя Кубо гордо смотрел на изрисованный треугольниками лист бумаги. Другой постулат для желающих нарисовать действительно популярную мангу гласил: "Поклонников хлебом не корми, а корми поводом для холиваров".

18:15 

Т14-26 Укитаке/Бьякуя, засыпать под звуки старой музыкальной шкатулки, подаренной когда-то учителем, и быть пойманным на этом им же.

Простите... боюсь, малость не то...
но не могла пройти мимо такой вкусной заявки

Неспешная плавная мелодия вкупе с горьковатым зеленым чаем успокаивали сердце и душу. Он слишком устал за последнее время. Из-за Рукии и риока слишком много проблем было. Да еще предательство капитанов… К счастью, все позади. Рукия жива и восстанавливает потихоньку свои силы. Готей занимается восстановлением разрушенных многочисленными боями районов Сейрейтея. Сам капитан достаточно быстро пошел на поправку и сразу вернулся к службе. Дел было невпроворот.
Зеленый чай приятно усмирял расшатанные нервы. Давний подарок Рукии – «для расслабления, онии-сама». Все лежал и ждал своего применения. Спасибо ей. Ему надо успокаиваться и не срываться больше на подчиненных.
Он задумчиво глядел на лежащую перед ним шкатулку – именно она была источником мелодии. Когда-то давно эту шкатулку ему из Генсея принес в подарок Укитаке-сенсей. Он совсем мальчишкой был, и подарок капитана не мог не радовать. Но он вырос, шкатулка переехала на одну из дальних полочек и вскоре покрылась пылью. Он почти не вспоминал о ней – до появления в его жизни Хисаны. Она так любила подобные приятные глазу мелочи… Так обрадовалась, когда он впервые показал эту вещицу ей…
После смерти жены Бьякуя вновь положил ее на полку. А тут, спустя столько лет, что-то заставило вновь достать ее. Захотелось опять услышать дивную мелодию старинного вальса…
Он сидел, наслаждался музыкой и неспешно пил чай. Напряжение постепенно уходило, нервы расслаблялись. На душе стало легче, тело стало каким-то невесомым, а веки наоборот – слишком тяжелыми. То ли чай был «чересчур» расслабляющим, то ли музыка так подействовала – но Кучики-тайчо вскоре сладко подремывал на груде собственных отчетов.
Сон был коротким, но слишком крепким. Он не слышал, как с легкой улыбкой на лице в его кабинет зашел Укитаке-тайчо. Не ощутил, как тот присел рядом с ним. Не почувствовал, как бывший сенсей аккуратно вытащил из-под его головы кипу бумаг и отложил в сторону, а потом долго сидел рядом и гладил по голове, бережно перебирая черный шелк полос, словно маленькое дитя.
Проснулся он так же неожиданно, как и отключился. Понял, что в его кабинете кто-то был – причем сразу понял, кто. Ибо этого «некто» выдавала полная миска сладостей рядом с чайничком, и маленькая записка «Негоже пить чай без вагаси, Бьякуя-бо».

URL комментария

18:10 

Т14-09 Айзен/Гин. "Капитан Айзен, почему из всех возможных желаний вы выбрали длинные волосы и белое платье?"

131 слово. уж не знаю - то ли, но...


-Что не так? – досадливо оборачивается Аизен, когда ехидная улыбка на пол лица почти царапает спину.
-Нет-нет, ничего, капитан, - заверяет Ичимару таким голосом, что и дураку понятно, что брешет.
-Гииин?
Ичимару не сдержался и рассмеялся:
-Скажите, капитан, почему из всех возможных желаний вы выбрали длинные волосы и белое платье?
Аизен аж остановился, пытаясь осознать вопрос. И мысль. Осознавалась она с трудом, так как могучий интеллект Владыки явно не был приспособлен перерабатывать всякие глупости. А шутка была дурацкая. Или нет? Хм…
-Э-э, капитан, вы чего так на меня смотрите?
-Да вот думаю: подойдёт тебе чёрный костюм или лучше – фрак?
Гин подавился и зарёкся в следующий раз шутить со своим капитаном. А то с этого же станется… и вообще, это привилегия Гина болтать глупости, а владыка пусть как всегда толкает пафосные, нудные речи…

URL комментария

17:48 

Т14-02 Орихиме|Кубо. "Мне надоело постоянно кричать "Куросаки-кун!""

295 слов.

– Кубо-сан, сколько можно? – ныла Орихиме, статуей командора маяча перед звереющим от недосыпа Кубо Тайто. – “Куросаки-кун”, “Куросаки-кун”, “Куросаки-кун”! Читатели уже думают, что я и слов-то больше не знаю! – девушка возмущённо потрясла распечатками критических обзоров. – “Эта овца и слов-то больше не знает”!.. Кубо-сан! Мой рейтинг скоро будет ниже, чем у Ямми! Где справедливость?
– Этого сюжет требует, пойми уже! – вяло отбрыкивался мангака, закатывая глаза: творцы и демиурги, увы, одинаково лишены спокойной жизни. – И вообще: я – автор, а ты всего лишь мой персонаж, так что утихни.
– Ах вот как? – Орихиме скрестила руки на объемистой груди и сердито надулась. – Вот так, значит? Ладно же! Я вас по-хорошему просила!
– Ну-ну, – саркастически хмыкнул Кубо. – И что же ты сделаешь? Придушишь меня бюстом? Ткнёшь в глаз карандашом? Угостишь селёдкой с кефиром? Иди уже: завтра у тебя ответственная сцена.
Сколько раз потом он проклинал свою безалаберность…

…– Что, что это такое, я вас спрашиваю? – бушевал разъярённый цензор, нависая над растерянным Кубо и потрясая бумагами. – Что? “”…А-а-айзен-са-ама! – прокатилось по коридорам Лас Ночес. – А-ахххх, Айзен-са-ама, вы – бог!..” Полный героического пыла Куросаки Ичиго покраснел как помидор и уронил Зангецу, узнав голос Иноуэ Орихиме…” И вот это вы собираетесь показывать детям? Вы вообще головой думаете? Чтобы завтра же всё было прилично – или никакой печати!.. И это – почтенный автор!.. Какой позор!..
Еле спасшись от захлопнувшейся перед носом двери, известный мангака изумлённо уставился на отвергнутую работу. Да, вчера он корпел над главой до поздней ночи, но каким усердным бы ни был труд, невозможно забыть того, чего ты не делал. Кубо пролистал бумаги и потерял дар речи: с каждой страницы новой главы мстительно улыбалась ему Иноуэ Орихиме.

– Не стоит ссориться со своими персонажами, – сказала как-то раз Амано Акира во время дружеской попойки. – Они живее, чем нам кажется.

“Я вас по-хорошему просила!” – вспомнил неудачливый творец и схватился за голову.

Ноосфера ехидно ухмылялась.

URL комментария

17:46 

Т14-02 Орихиме|Кубо. "Мне надоело постоянно кричать "Куросаки-кун!""

157

- Кубо-сан, - неуверенно произнесла девушка.
- Чего тебе, Орихиме? Не видишь, я занят, - отвлекся от дела мангака.
«В последнее время они зачастили, - мелькнуло в голове. - Надо попробовать поменять тушь на менее токсичную».
- Я..Мне….
- Ну же, можно побыстрее? - мангака потер виски указательными пальцами рук, показывая, что еще чуть-чуть и у него разовьется мигрень.
- Мне надоело постоянно кричать "Куросаки-кун!" – выпалила девушка на одном дыхании и зажмурила глаза, ожидая ответа.
- А, это… - неопределенно махнул рукой мангака, - помнишь Вандервайса Маджеру?
- Э? – удивилась Орихиме, - причем тут этот арранкар…
- Ему тоже не нравилась его единственная реплика… И вот, теперь его нет, - во взгляде Кубо загорелись недобрые огоньки.
Орихиме враз представилось, как без нее погибнут товарищи, которых она могла спасти, но не смогла, потому что ее убили.
«Куросаки-кун», - еле слышно прошептала она.
- Так то лучше, - улыбнулся мангака, произнося эту фразу уже вдогонку спешащей на выход девушке.

URL комментария

10:18 

Т3-100 Укитаке/Бьякуя | Сентаро и Кийоне "Тайчо, да зачем Вам этот...?!" "Сложно сказать..." Н!

205 слов

О-бон. Тысячи свечек вот-вот отправятся поводам реки, сопровождая души в иной мир. Забавно, что эта традиция сохранилась и здесь... Ведь в Сейретее живут настоящие проводники душ. Но, видимо, даже им хочется во что-то верить, во что-то светлое.
- Тайчо!!! – третьи офицеры подкрались почти незаметно, из-за спины. К счастью, от их вопля паренек на руках у капитана не проснулся, только сильнее прижался к теплой груди.
- Тшш, разбудите...
- Тайчо?.. Это же...
Укитаке кивнул, прижал аристократа к себе покрепче, коснулся губами темной макушки.
Офицеры не видели, да и не могли видеть едва заметных мокрых дорожек на щеках парня. У него в этом году умер дед. И никто, кроме любимого учителя, не догадывался, как Бьякуя его любил...
Потому мальчишка и пришел сюда, тоже хотел отправить «лодочку» в плавание. А вместе с ней и душу любимого дедушки. Но не дождался, заснул.
Любой другой шинигами сказал бы, что это бред . Любой другой, но не Укитаке.
Он кивнул в сторону маленького самодельного «кораблика» со свечкой, прося поднять.
- Да ерунда же все это, тайчо!!
- Тайчо, да зачем вам этот...?! – Джууширо качнул головой, прерывая тираду Сентаро.
- Зачем? Сложно сказать... – Он посмотрел на мальчишку, на лодочку со свечкой и грустно улыбнулся.
- Просто отправьте ее вместе со всеми. Пожалуйста.

URL комментария

Мир Иллюзий

главная